Мадлоба, генецвале!
Дядюшка Джос был очень рад твоему застолью!